All contents copyright (c) АРТ 2в1
Сергей Чернов

Рейтинг@Mail.ru
В жизни пригодится:

Энциклопедия знаков и символов

Что обозначает знак и символ Корабль
Начальная буква: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я

Корабль

Парусный корабль является символом надежды, безопасности, перехода на другие уровни существования и знаком луны.

В мифологии древних египтян и вавилонян серп луны отождествлялся с небесным кораблем. Вавилонский бог луны Син каждую ночь плавал на нем по бескрайним и бездонным просторам космоса, а египетского Осириса лунный корабль доставлял в его мрачную страну — Царство Мертвых.
У многих народов древности, начиная с египтян, существовало поверье о том, что путь в загробный мир преграждает подземная река или море и что души умерших переправляются туда на корабле или лодке. Особенно наглядно это поверье отразилось в похоронном обряде древних кельтов, славян и викингов, хоронивших своих вождей и прославленных героев на палубах боевых кораблей. Павшего воина в полном боевом снаряжении товарищи помещали в погребальную ладью, отталкивали ее от берега, а затем осыпали зажженными стрелами, чтобы помочь усопшему поскорее исчезнуть из этого мира и добраться до Царства Мертвых.

В христианской религии крестообразные мачты корабля навеяли его ассоциацию с церковью. Церковные нефы аллегорически представляли пассажирские палубы, алтарь — штурвал, шпиль с крестом — корабельную мачту. Управлял церковным кораблем, символизировавшим безопасность среди бушующих жизненных штормов, священник — кормчий. Он вел свое судно строго по курсу, проложенному штурманом — папой, в тихую гавань Царства Небесного.

В иконографии корабль является атрибутом главного христианского лоцмана, св. Петра. На корабле, ведомом ангелом, иногда изображалась Мария Магдалина, что символизирует ее спасение и очищение от грехов.

Корабль в руках св. Урсулы представляет аллюзию на совершенное ею паломничество в Рим. Церковное предание с горестью повествует о том, как на обратном пути Урсула и 11 тысяч ее спутниц были злодейски умерщвлены разбойниками близ Кельна. Корабль держит и св. Эразм, епископ Формы, тоже принявший мучительную смерть во время благочестивого паломничества — изуверы-язычники вспороли святому живот и намотали его внутренности на корабельную лебедку.
В изобразительном искусстве символику спасения после Всемирного потопа передает библейский Ноев ковчег. Как символ надежды на спасение, корабль в качестве атрибута принадлежит изменчивой Фортуне. Головной убор персонифицированной Надежды, изображенный в виде модели парусного корабля, аллегорически выражает надежду моряков на благополучное возвращение из плавания.
В ренессансной живописи запечатлен целый ряд мифологических греческих героев, предпринимавших морские путешествия: царевич Парис увозит на корабле похищенную им Елену Спартанскую, прекраснейшую из женщин; троянец Эней, покинувший сожженную ахейцами Трою, отплывает на поиски новой родины; Ясон и его спутники-аргонавты, прибывшие за золотым руном, высаживаются на берега Колхиды; хитроумный Одиссей, крепко привязанный к мачте корабля, наслаждается призывным пением сирен; Телемах, его сын, плывет на объятом пламенем корабле, подожженном нимфами.

Популярный ренессансный сюжет, посвященный «кораблю дураков», странствующих по волнам в поисках дурацкого рая, представляет сатирическую пародию на пороки средневекового общества и символизирует его невежество и духовную нищету.

В фольклоре корабль аллегорически выражает человеческую судьбу. Корабль, идущий на всех парусах, символизирует успешное продвижение к цели; стоящий на якоре — препятствие на жизненном пути; борющийся с волнами — несгибаемость под ударами судьбы; плывущий по течению без парусов — безволие и покорность судьбе; пошедший ко дну — крушение надеусд.
В героическом эпосе корабль иногда может быть аллегорией порочных человеческих страстей и нравственных добродетелей. Так, доблестного Персиваля, оказавшегося на необитаемом острове, искушает ведьма, приплывшая на затянутом черным шелком корабле, но после того как благородный рыцарь наносит себе рану, чтобы укротить разбушевавшуюся плоть, его вывозит с острова святой отшельник на белоснежном корабле.

Средневековые легенды часто повествуют о загадочных летающих кораблях. В хрониках раннего Средневековья зафиксировано множество невероятных случаев, давших обильную пищу таким легендам. В ирландской летописи «Спе-кулум Регали» содержится рассказ о том, как в 956 году в небе над городом Клора появилось воздушное судно, якорь которого зацепился за деревянную арку церкви св. Кинаруса. С летающего корабля по канату начал спускаться матрос, намеревавшийся отцепить якорь, но прихожане церкви, собравшиеся на воскресную мессу, спугнули его. Быстро поднявшись на борт странного судна, матрос обрубил канат застрявшего якоря, после чего корабль немедленно улетел. Якорь, доставшийся людям в виде трофея, хранился с тех пор в церкви, как доказательство происшедшего.

Хронист Годффруаде Бреюль описывает подобный случай, якобы имевший место в Англии в 1123 году. Если верить его невероятному рассказу, невесть откуда взявшийся воздушный корабль бросил якорь прямо в центре Лондона. Часть команды летающего судна спустилась по веревочному трапу на землю, но горожане, приняв их за посланцев дьявола, утопили чужаков в Темзе. Люди, остававшиеся на корабле, поспешно обрубили канат и улетели.

Известный летописец XIII века Матвей Парижский передает в своей «Английской истории» свидетельство монахов из аббатства св. Альбана, с изумлением наблюдавших в ночном небе «большой изящный корабль, хорошо оснащенный и волшебно окрашенный».

Средневековые хроники изобилуют подобными сообщениями. Автор данной книги не берется их комментировать, предоставляя это право любознательному и рассудительному читателю.
Морские легенды пронизаны не только романтикой моря, но и мрачным духом дикого суеверия. К числу наиболее популярных относятся легенды о призрачном «летучем голландце». Для суеверных моряков «летучий голландец» — вестник смерти, поскольку встреча с ним пророчила гибель обреченному кораблю и экипажу. За кружкой пива в портовой таверне какой-нибудь старый морской волк, окруженный кучкой заинтересованных слушателей, мог часами рассказывать леденящие душу истории о тайнах покинутой людьми «Марии Селесты», о проклятых затонувших кораблях, поднимающихся по ночам из морской пучины, или о дьявольском «Кладбище кораблей», как прозвали испанские моряки кишащее странными водорослями Саргассово море.

Эмблематика не всегда связывает корабль с морем. Эмблемой Парижа со средних веков является корабль. Однако эта эмблема, сопровождаемая девизом: «Перевернет, но не потопит!», не имеет отношения к мореплаванию. Она символизирует бурную историю прекрасного города, пережившего набеги викингов, войны, восстания, революции, оккупации, но сохранившего свое лицо и замечательные памятники культуры.

Эмблема корабля используется в настоящее время в нагрудных знаках морских офицеров российского и ряда иностранных флотов. В военно-морском флоте гитлеровской Германии названия различных классов боевых кораблей звучали даже в офицерских званиях: фрегатен-ка-питан, корветен-капитан (что соответствует капитанам 2-го и 3-го ранга в отечественном флоте) и т.д.

В государственной геральдике корабль, следующий под парусами, — символ национальной независимости государства, поэтому данная эмблема отличает гербы молодых государств, бывших колоний, сравнительно недавно добившихся независимости. Эмблема парусного корабля, иногда с флагом национальных цветов на корме, входит в гербы арабских (Катар, Кувейт, ОАЭ, Тунис), африканских (Габон, Либерия, Маврикий) и латиноамериканских (Багамские острова, Доминика, Гренада, Коста-Рика, Суринам, Тринидад и Тобаго) государств. В странах Океании эта эмблема имеет неканоническое изображение. Так, в гербе Новой Зеландии изображены сразу три корабля со свернутыми парусами, а в гербе Фиджи — вообще не корабль, а пирога.

Самая оригинальная эмблема корабля украшает герб Мальты, единственного государства в Европе, лишь недавно (1974) добившегося независимости. На гербе Мальты изображена гондола с глазом, а точнее, недремлющим оком вместо паруса — намек на то, что страна славных рыцарей готова бдительно охранять свой суверенитет.

В российской городской геральдике эмблема парусного корабля изображена по-разному: в гербе Лодейного Поля трехмачтовый фрегат плывет под всеми парусами; в гербе Костромы галера под императорским штандартом движется на веслах; в гербе Елатьмы изображен лишь один только парус, наполненный ветром; а в гербе Вышнего Волочка волны рассекает не корабль, а большая лодка.
Эмблемы золотых и серебряных кораблей внесены в гербы многих российских дворян, имевших отношение к службе на флоте: Апраксиных, Аргамаковых, Бачмановых, Варвациев, Дадиани, Еремеевых, Кашкиных, Коновницыных, Ко-зарских, Критских, Курут, Меншиковых, Чичаговых и др. Варианты изображения эмблемы отличаются большим разнообразием: в гербе Белича, например, изображена галера под турецким флагом; в гербе Лисянского корабль помещен на серебряной медали с надписью: «За путешествие вокруг света, 1806»; герб же Болотниковых содержит целую флотилию из шести кораблей.
История военно-морского флота, насчитывающая около трех тысячелетий, прошла гигантский путь от древнегреческой триеры до современного авианосца. Россия встала на этот путь довольно поздно, в конце XVII столетия, но к середине XX века она вышла в первый ряд могущественных морских держав мира.

История российского флота начиналась с ботика Петра I. Сам Петр называл этот скромный одномачтовый кораблик «дедушкой российского флота». Много легендарных российских кораблей бороздило с тех пор водные просторы морей и океанов. Некоторые из них стали кораблями-символами. Среди них — бронепалубный крейсер «Варяг», символ воинской доблести русских моряков, крейсер «Аврора», символ социалистической революции и атомный ледокол «Ленин», символ высоких достижений советской науки и техники.