All contents copyright (c) АРТ 2в1
Сергей Чернов

Рейтинг@Mail.ru
В жизни пригодится:

Энциклопедия знаков и символов

Что обозначает знак и символ Гроб (саркофаг)
Начальная буква: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я

Гроб (саркофаг)

Гроб или саркофаг — самый наглядный символ смерти, жуткое обиталище мертвеца, повергающее людей впечатлительных в страх и трепет. Тому немало способствовала боязливая, но неуемная фантазия, породившая леденящие кровь легенды о встающих по ночам из гробов кровожадных упырях и вурдалаках; о спящих в гробах клыкастых вампирах, которых ничем, кроме чеснока и осинового кола, не проймешь; о выползающих из могил зловещих зомби, этих живых автоматах, готовых придушить любого по приказу местного колдуна... Наши высокочтимые классики тоже приложили к этому свою руку и гениальное перо, придав суеверным народным преданиям изящную литературную форму («Гробовщик» А.С. Пушкина, «Вий»
Н.В. Гоголя, «Упырь» и «Семья вурдалака» А.К. Толстого и т.д.).

Чего греха таить, и автору этих строк неоднократно довелось коснуться гробовой темы. Ознакомившись с небольшим отрывком из пародийного романа «Четыре мушкетера, или Неистовство порочных страстей», читатель сам сможет убедиться в том, что «черный» юмор — не самое плохое средство для борьбы с махровыми суевериями:
«...Через несколько часов мушкетеры доставили гроб с мнимым покойником (генералом Монком) на корабль.
— Я не повезу мертвеца! — завозму-щался капитан. — Это дурная примета! Пути не будет!
Они стояли на палубе судна возле гроба и долго спорили. Вдруг Монк чихнул с такой силой, что подпрыгнула крышка гроба. Капитан схватился за сердце и вывалился за борт. Его тут же сожрали акулы. А старший помощник, человек без предрассудков, только и сказал, кивнув на гроб:
— Да он у вас простудился!
На что Атос ему ответил с досадой:
— Хилый нынче покойник пошел, не то что раньше!
— Ваша правда! — согласился старпом и дал команду к отплытию».
В мифологии гроб часто играет роль смертельной ловушки для героя. В египетском мифе об Осирисе рассказывается о том, как злобный и завистливый бог пустынь Сет завлек его в такую западню: во время пира Сет приказал внести в залу роскошный саркофаг и объявил, что подарит его тому, кому он придется впору. Гости Осириса (они же соумышленники Сета) по очереди ложились в гроб, однако никому из них он не подошел по росту. Когда же место в саркофаге занял сам Осирис, злодеи мигом захлопнули крышку, залили ее расплавленным свинцом и выбросили гроб в Нил.

Похожий сюжет присутствует и в древнерусской былине, повествующей о встрече Ильи Муромца с могучим великаном Святогором. В пути герои находят каменный гроб и решают примериться к нему. После того как исполинский богатырь, способный засунуть Илью Муромца вместе с конем себе в карман, улегся в таинственный гроб, он оказался уже не в силах откинуть крышку и встать на ноги. Не желая умирать в одиночку, коварный Святогор под предлогом передачи силы Илье Муромцу предлагает ему вдохнуть смертный дух, исходящий из гроба, и лизнуть кровавую пену, сочащуюся из-под крышки, но Илья благоразумно отказывается от такого малоаппетитного «угощения».

В марийском предании в подобную переделку угодил сам бог смерти: явившись за неким плотником, Азырен приказал ему немедля ложиться в гроб, ибо пробил его последний час, но плотник, прикинувшись дурачком, заявил, что не знает, как это правильно сделать, и попросил научить его на примере. Стоило Азырену вытянуться в смертном ложе, как хитрец заколотил крышку громадными гвоздями, а потом утопил гроб в реке. С тех пор люди на земле перестали умирать, но, измученные болезнями и изнуренные старческой немощью, они подняли гроб со дна и вызволили незадачливого бога смерти из ловушки.
В мифологии, впрочем, значение скорбного ритуального предмета не столь уж и мрачно, как может показаться на первый взгляд, ведь гроб — не только атрибут смерти, но и мистическая защитная оболочка, колыбель новой, загробной жизни, символизирующая надежду на воскрешение. В мифах возрождение после смерти — явление чуть ли не обыденное: из мертвых восстают не только боги Древнего мира (Осирис, Таммуз, Иисус Христос), но и простые смертные. Во время своей земной жизни Христос воскресил Лазаря, дочь Иаира и сына вдовы из Наина, а пророк Елисей, если верить ветхозаветному преданию, совершил чудо воскрешения уже после собственной смерти: некий покойник, брошенный в его гроб, «коснулся костей Елисея, и ожил, и встал на ноги свои» (4 Цар. 13: 21). Но все это частные случаи, а всеобщее воскрешение, согласно христианской эсхатологии, назначено на тот момент, когда ангелы вострубят, возвещая о начале Страшного Суда, и гробы отдадут назад поглощенных ими мертвецов во плоти и крови.

В мантике этот потрясающий эпизод из Апокалипсиса изображен на карте «Суд» из Старших Арканов Таро. Горемыкам, пока еще не дожившим до Страшного суда, но уже порядком изнемогшим под тяжким бременем физических и душевных страданий, эта милосердная карта сулит наступление благих перемен и начало новой жизни (на земле, а не где-нибудь там!..) в самом ближайшем будущем.
В христианской иконографии гроб присутствует как в скорбных сценах смерти, так и в символических сюжетах возрождения. Первые из них иллюстрируют иконы «Положение во гроб» и «Успение Богородицы», вторые — картины, изображающие Христа, покинувшего гробницу и парящего высоко в небе с хоругвью в руках («Воскресение»), и покойника в саване, поднимающегося из гроба по велению Христа («Воскрешение Лазаря»).

В религиях отсталых народов мира, имевших крайне смутные представления о жизни после смерти, погребальный культ принимает порой самые причудливые и отвратительные формы: воздушное погребение на деревьях или в ужасных башнях-дакмах, ношение покойника с собой и даже эндоканнибализм (поедание трупа). На этом фоне наиболее цивилизованными выглядят этруски, римляне, кельты, иберы, скифы, финикийцы и другие древние народы, хоронившие своих мертвецов в деревянных или каменных гробах и саркофагах. Что касается премудрых египтян, то они сооружали красивые саркофаги не только для фараонов, жрецов и вельмож, но и для священных животных — покровителей того или иного нома: быков, крокодилов, кошек, павианов и т.д. Жители страны великих пирамид изображали на внутренней стороне крышки саркофага богиню неба Нут; этруски рисовали на стенах гробниц Айту, мифического владыку подземного царства, со змеевидным скипетром в руке; а обитатели Поднебесной во время похорон несли перед гробом изготовленное из бумаги чучело синеликого бога Кайлу-шэня, потрясавшего копьем и очищавшего могилы от нечисти. Такая заботливость явно свидетельствует о глубокой вере в возрождение к новой жизни.

В мировых религиях священным гробам оказывается особое почтение. Согласно одной из легенд, ревностные мусульмане, горько оплакивавшие кончину Мухаммеда, не пожелали хоронить тело пророка обычным способом, а измыслили нечто особенное: железный гроб с его останками свободно висел высоко в воздухе, удерживаемый притяжением двух гигантских магнитных столбов.

Христиане увековечили память о смертных муках Спасителя, воздвигнув в его честь церковь Гроба Господня. Памятуя о Божественной Троице, покровитель христиан римский император Константин Великий в 325 году распорядился выстроить триединую церковь, иными словами, целый архитектурный комплекс, включавший в себя: величественную базилику Мартириум; храм Кальвариум, отмечающий место распятия на Голгофе, и круглую церковь Анастасис, возвышающуюся над пустой гробницей Христа. Дважды, в 614 и 1009 годах, церковь Гроба Господня разрушали персы и арабы, но она вновь поднималась из руин. Во второй половине XI века Палестину захватили воинственные кочевники — турки-сельджуки. Христиане утратили свою главную святыню, хотя турки беспрепятственно пропускали к ней паломников из Европы. По инициативе папы Урбана II в 1095 году был организован Первый крестовый поход, а лозунг борьбы за освобождение Гроба Господня стал главным для крестоносцев. Пройдя с тяжелыми боями всю Малую Азию, крестоносцы ворвались в Иерусалим 15 июля 1099 года. Как особо подчеркивают хроники, произошло это в пятницу, в три часа пополудни, т.е. в тот самый день и час, когда Иисус Христос умер на кресте.
После победы воины креста предложили иерусалимскую корону славному Готфриду Буйонскому, главному вождю крестового похода, но скромный полководец* отказался и от короны, и от королевского титула. Свой отказ он мотивировал тем, что не имеет права носить золотой венец там, где Царь Царей (Иисус Христос) носил терновый венец. Поскольку князья настаивали, Готфрид в конце концов согласился управлять иеру-салимскими владениями, выбрав для себя почетный титул «Защитника Гроба Господня». По преданию, он в том же году основал рыцарский орден Св. Гроба для охраны бесценной реликвии от любых посягательств. Однако входе дальнейшей борьбы с «неверными» крестоносцы постепенно утратили все свои позиции в Святой земле, и орден Св. Гроба перестал существовать. Возродил его лишь в 1496 году папа Александр VI, и с тех пор гроссмейстерами ордена были только римские понтифики. В XIX веке появился и орденский знак в виде красного креста с четырьмя малыми крестиками по углам (эмблема крестоносцев). Поначалу орден Св. Гроба носили на золотой короне, позднее — на черной ленте.
Мировая история сохранила для потомков немало других великолепных гробниц, мавзолеев и усыпальниц, воздвигнутых в память о великих властителях минувших эпох. Эти шедевры архитектуры — символ их былого величия. Одним из Семи чудес света эллины признавали мавзолей в Галикарнасе, построенный в середине IV века до н.э. греческим архитектором Пифеем для правителя Карий Мавсола. Чудесная усыпальница этого персидского сатрапа, чье имя стало нарицательным для обозначения всех последующих необыкновенных гробниц, состояла из высокого квадратного цоколя и колоннады ионийского ордера со ступенчатой пирамидой, увенчанной изваяниями самого Мавсола и его супруги Артемисии, стоящими на колеснице-квадриге.

Самая грандиозная по масштабам гробница принадлежит китайскому императору Цинь Шихуану (246—210 гг. до н.э.). Если бы древние имели четкое представление об удивительной усыпальнице первого властителя объединенного Китая, они, без всякого сомнения, сочли бы ее чудом из чудес, но хитрый тиран, опасаясь грабителей могил, пожелал сохранить место своего последнего пристанища в глубокой тайне. С этой целью все строители гробницы были умерщвлены (а было их 700 тысяч!).

Обустройстве гробницы Цинь Шиху-ана поведал «отец китайской истории», Сыма Цянь (II в. до н.э.):
«...прах Шихуана погребли в горе Ли-шань. Шихуан, впервые придя к власти, тогда же стал пробивать гору Лишань и устраивать в ней склеп; объединив Поднебесную, он послал туда со всей Поднебесной свыше семисот тысяч преступников. Они углубились до третьих вод, залили стены бронзой и спустили вниз саркофаг. Склеп наполнили перевезенные и опущенные туда копии дворцов, фигуры чиновников всех рангов, редкие вещи и необыкновенные драгоценности. Мастерам приказали сделать луки-самострелы, чтобы, установленные там, они стреляли втех, кто попытается прорыть ход и пробраться в усыпальницу. Из ртути сделали большие и малые реки и моря, причем ртуть самопроизвольно переливалась в них. На потолке изобразили картину неба, на полу — очертания земли. Светильники наполнили жиром жэнь-юев, в расчете, что огонь долго не потухнет».

Вот как хорошо позаботился кровавый тиран о себе, любимом! И это еще не все. Археологи, вскрывшие гробницу Цинь Шихуана в 1974 году, были поражены представившимся их взору необыкновенным зрелищем: всю восточную сторону гигантского склепа занимали расставленные в боевом порядке терракотовые воины — почетная гвардия покойного императора. Более семи тысяч фигур солдат были выполнены в человеческий рост и вооружены настоящим оружием циньской эпохи. Плечом к плечу здесь стояли лучники и арбалетчики, пешие латники и кавалеристы, боевые колесницы и колесницы со вспомогательной панцирной пехотой. Вся эта армия должна была обеспечить надежную охрану священной особы Цинь Шихуана в неведомой загробной жизни.
Трогательным символом бессмертной любви и безграничной скорби является изумительный по красоте мавзолей Тадж-Махал, выстроенный из белоснежного мрамора и украшенный изящной резьбой. Тадж-Махал, заложенный в XVII веке по повелению индийского раджи Шах-Джа-хана, уязвленного в самое сердце безвременной кончиной горячо любимой жены, и в наши дни считается непревзойденным шедевром архитектуры.

Существуют древние гробницы, хранящие жуткие замогильные тайны и защищенные от любопытства посторонних страшными проклятиями. К их числу относятся прежде всего усыпальницы юного египетского фараона Тутанхамона и непобедимого среднеазиатского завоевателя Тимура (Тамерлана), сумевшего потрясти даже жестокий мир Средневековья невиданными зверствами. Вскрытие этих гробниц повлекло за собой цепь таких загадочных и трагических событий, что им до сих пор не могут дать рационального объяснения.

В 1923 году британская археологическая экспедиция обнаружила в Долине Царей наполненную бесценными сокровищами гробницу Тутанхамона, фараона Египта из XIX династии, умершего совсем молодым. То была редкая удача, так как могилы других фараонов были разграблены еще в древности. Во время детального исследования обширного склепа особое внимание египтологов привлекла одна надпись на стене, гласившая: «Смерть быстрыми шагами настигнет того, кто нарушит покой фараона». И действительно, через полтора месяца от неизвестной болезни скончался лорд Карнарвон, руководитель обреченной экспедиции, а за ним в страну вечных теней один за другим последовали и все остальные ее участники в количестве 20 человек, за исключением лишь одного Говарда Картера, почему-то избежавшего общей печальной участи.

Мистический ужас, охвативший тогда всю мировую общественность, не поддается описанию. В наше время микробиологи, пытаясь найти ключ к тайне «проклятия фараонов», выдвинули гипотезу о некоем смертоносном грибке, способном сохраняться в спертом воздухе гробниц в течение многих тысячелетий. Косвенным подтверждением данной гипотезы послужила загадочная смерть в Кракове польских ученых, вскрывших в 1973 году гробницу короля Казимира ГУЯгеллончи-ка (1447—1492). Тогда по неведомой причине умерли 12 из 14 членов экспедиции, и фараоны здесь были совсем ни при чем. Но если ответственность за гибель английских и польских ученых-гробокопателей еще можно возложить на невидимого и неуловимого грибка-убийцу, затаившегося в смрадной тишине древних склепов, то мистическая история с гробницей Тимура выглядит совершенно необъяснимой. Вкратце она сводится к следующему. Группа советских ученых, работавшая в мавзолее Гур-Эмир, где покоился прах самого Тимура, а также его сыновей и внуков, неожиданно столкнулась с рядом технических проблем. В самый ответственный момент, когда археологи пытались поднять тяжелую крышку саркофага «Железного Хромца», внезапно сломалась лебедка. Дело застопорилось. Оператор Малик Каюмов из съемочной группы, которая должна была запечатлеть на пленку столь важное для науки событие, воспользовавшись выпавшим свободным временем, отправился попить чаю в местную чайхану, расположенную неподалеку от мавзолея. Там-то он и повстречал трех загадочных старцев, поведавших ему о проклятии гробницы Тимура. Ссылаясь на какую-то древнюю книгу, они заклинали не тревожить останки великого воителя, иначе, по их словам, разразится ужасная война. Вернувшись в мавзолей, несколько озадаченный Каюмов рассказал товарищам о странных стариках и таинственной книге, но те лишь подняли его на смех. Археологи возобновили работы. 21 июня 1941 года каменная гробница Тимура была наконец открыта, а уже на следующий день началась самая страшная в истории нашей страны война.

Так что же это? Совпадение? Но не слишком ли роковое? А ведь помимо таинственной книги существовало еще и грозное пророчество знаменитого Нострадамуса: «И будет потревожена гробница, и великий воинствующий Дух выйдет на волю, и начнется война».

Как бы то ни было, а дух вождя мирового пролетариата, судя по событиям последних десятилетий, давно выветрился из Мавзолея В.И. Ленина, и теперь этот монументальный памятник у Кремлевской стены остается лишь печальным символом безвозвратно ушедшей в прошлое советской эпохи.

В масонстве гроб служил наглядным символом бренности человеческой жизни. Скорбный ритуальный атрибут «вольные каменщики» использовали в обряде посвящения неофита, уже описанном в главе «Смерть».

В русском фольклоре примерно до середины XIX века бытовало хлесткое обличительное выражение — «гробы повапленные» (т.е. выкрашенные). Так называли лицемеров, людей вполне благопристойных и даже лощеных с виду, но скрывающих в душе самые низкие, гадкие и подлые чувства. Сама метафора взята из Евангелия от Матфея: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь гробам повапленным, кои снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты» (Мф. 23: 27). Декабрист А. Бестужев-Марлинский, талантливый писатель и неисправимый романтик, в альманахе «Полярная звезда» за 1825 год дает такую оценку современному ему обществу: «Наш свет — гроб повапленный».
А наш — разве нет?