All contents copyright (c) АРТ 2в1
Сергей Чернов

Рейтинг@Mail.ru
В жизни пригодится:

Энциклопедия знаков и символов

Что обозначает знак и символ Топор (секира)
Начальная буква: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я

Топор (секира)

Топор, ассоциировавшийся у древних с могуществом богов огня, грозы и бури, является символом силы и верховной власти.

В мифологии топор рассматривался в качестве атрибута индуистского бога огня Агни и рогатого ассирийского бога грозы Раммана. Тишуб, верховное хеттское божество, вооружен двойным топором. Главным оружием славянского громовержца Перуна первоначально также был ка-
менный топор, замененный позднее на золотую секиру.

Не только боги, но и люди использовали топор как символ власти и могущества, что нашло отражение в многочисленных мифах и легендах. В сказаниях о словацком герое Юрае Яношике (?— 1713), атамане благородных разбойников и отважном мстителе за угнетенных крестьян, упоминается валашка — небольшой топорик, знак его атаманской власти. Эта валашка, подаренная Яношику сказочной Белой Девой, придавала ему силу сотни человек. Для того чтобы одолеть удалого разбойника, врагам пришлось хитростью выманить у Яношика чудесную валашку и запереть ее за семью дверями. Но когда героя повели на казнь, волшебный топорик сам собою начал сокрушать одну дверь за другой.

В религии сокрушительная мощь топора приобретает как разрушительную, так и созидательную функции. Так, если в буддизме с помощью символического топора можно покончить с бесконечной цепью перерождений (сансарой) и прервать непрерывный цикл бытия, то в китайской традиции во время свадебного обряда топор выступает символом нерушимости нового союза двух семейств.
Символом неразрывного единства противоположностей представляется лабрис — двусторонняя секира с широкими, напоминающими полумесяцы, лезвиями. Наиболее ранние изображения лабриса относятся ко времени расцвета минойской цивилизации на Крите (II тыс. до н.э.). Двойные секиры, изображенные на стенах частично сохранившегося Кносского дворца, служили, по-видимому, магическими знаками, призывавшими божественное покровительство его обитателям.

В христианской иконографии топор, как орудие мученичества, является атрибутом некоторых казненных святых: евангелиста Матфея и Петра Мученика, причем последний изображается с топором, торчащим в его черепе. Однако в иконографии топор не всегда выступает в негативном смысле. Так, топор Иосифа (мужа Девы Марии) указывает лишь на его профессию плотника, а топор в руках св. Бенедикта, основателя старейшего католического монашеского ордена бенедиктинцев, намекает на чудо, якобы свершенное однажды этим святым. Церковное предание повествует о некоем бедном лесорубе, лишившемся своего единственного орудия труда: его топор, слетев с топорища, утонул в глубоком озере. Видя отчаяние бедняка, св. Бенедикт, оказавшийся поблизости, взял у него из рук топорище и опустил его в воды озера. Через мгновение топор на глазах изумленного лесоруба сам собою насел на топорище.
В красном (шотландском) масонстве немаловажным символическим значением наделена боевая секира, призванная безжалостно отсекать ненадежных членов тайного общества и уничтожать его врагов.
В эмблематике символика топора проявляется по-разному. Для христианства, рассматривавшего топор преимущественно как орудие мученичества, характерна евангелическая эмблема скрещенных топора и факела, символизировавшая смерть на плахе или на костре.

В средневековой Испании существовал орден Дам Топора, учрежденный для женщин в 1149 году графом Раймоном Барселонским. Этот неббычный орден был основан в честь храбрых женщин Тор-тосы, проявивших исключительное мужество во время осады города маврами. Орденское одеяние составляли длинное платье и капор с вышитым на нем алым топором. Таким образом, в данном случае топор олицетворял доблесть и мужество.

В наше время изображение топора в сочетании с каской, киркой или брандспойтом входит в эмблему пожарной охраны многих государств, а также присутствует в знаках отличия за ликвидацию пожаров. Следовательно, как и в глубокой древности, топор по-прежнему связывается с огнем.
В геральдике топор или секира символизируют силу оружия. В родовых гербах рыцарей Западной и Центральной Европы это грозное оружие вложено в лапы геральдических зверей — львов или леопардов, а в гербах российских дворян топор использовался в основном как «говорящая» эмблема (например, в гербе Топорниных, где изображены три топора в голубом поле).

В гербах русских городов часто встречается эмблема медведя с секирой на плече. Ее происхождение тесно связано с легендой о Ярославле (см. главу «Медведь»), герб которого она украшает. Позднее эта эмблема распространилась и на гербы прочих русских городов: Малоярославца, Пошехонья, Петровска, Данилова, Мыш-кина и т.д.

В гербах других русских городов (Галич, Тобольск) секира соседствует со знаменами, что символизирует их боевую славу. Секира, помещенная за стенами крепости в гербе Сергиева-Посада, красноречиво свидетельствует о постоянной готовности горожан отразить любого врага и защитить родной город. В военном деле боевой топор нашел широкое, хотя и не повсеместное применение. У многих народов древности, начиная с египтян, боевой топор был непременным атрибутом воина. Размеры топора сильно варьировались в зависимости от географии: североамериканские индейцы с изумительной ловкостью и точностью, достигнутыми путем бесчисленных тренировок, метали во врага небольшие томагавки, а римские легионеры времен Империи разили противника боевыми топорами, больше напоминающими средневековые секиры, хотя изобретателями широколезвийных секир историки признают скандинавских викингов.

Применявшиеся на Руси боевые топоры имели свои отличительные особенности — для них была характерна прямая верхняя грань и лезвие, оттянутое вниз, благодаря чему достигался не только рубящий, но и режущий эффект удара. Боевыми топорами были вооружены преимущественно пешие ратники, поскольку для всадника такое оружие не самое удобное.

Массовое применение боевых топоров характерно лишь для древности и раннего Средневековья, но позже они стали постепенно выходить из употребления, уступая место секирам. В XVI—XVII веках на вооружении русской армии состоял бердыш — секира на длинной рукоятке с широким лезвием в виде полумесяца. Бердыш использовался стрельцами как для рубки в ближнем бою, так и в качестве подставки для стрельбы из тяжелой пищали. Западноевропейским аналогом русского бердыша являлась алебарда, имевшая иногда острие на конце древка.