All contents copyright (c) АРТ 2в1
Сергей Чернов

Рейтинг@Mail.ru
В жизни пригодится:

Энциклопедия знаков и символов

Что обозначает знак и символ Башня
Начальная буква: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я

Башня

Из всех архитектурных творений человека величественная и непоколебимая башня — самый важный и многозначительный символ, воплотивший в себе мощь, гордыню, бдительность, духовный подъем, недоступность и целомудрие.

В мифологии четко прослеживаются два основных сюжета, придавшие рассматриваемому объекту совершенно различную символическую трактовку. Первое место по праву принадлежит широко известному библейскому мифу о Вавилонской башне, ставшей символом человеческой гордыни и безумия. Вознамерившись построить башню от земли до неба, тщеславные люди попытались тем самым присвоить себе божественные прерогативы и могущество. Соединив землю и небо осью башни, они смогли бы подняться до уровня бессмертных богов, но Вседержитель не мог допустить подобной дерзости, нарушавшей установленный им порядок. Бог смешал языки людей, и те, перестав понимать друг друга, не сумели довести постройку до конца. К этому нелишне будет добавить, что христианская церковь официально заклеймила человеческую гордыню как один из семи смертных грехов.

Вторая группа сюжетов посвящена той или иной невинной девице, заточенной в башню, вследствие чего последняя стала рассматриваться как символ целомудрия. Наиболее ярко иллюстрирует эту символику греческий мифоДанае. Царю Аргоса Акрисию была предсказана смерть от руки внука. Перепуганный венценосец, желая перехитрить судьбу, заключил свою единственную дочь Данаю в бронзовую башню, чтобы изолировать ее от мужчин. Однако страстью к прекрасной Данае вос-пылал сам Юпитер (Зевс), проникший в ее заточение в виде золотого дождя. Плодом любви смертной красавицы и бессмертного верховного бога стал великий герой Персей, победитель ужасной Медузы горгоны. Пророчество, устрашившее Акрисия, свершилось спустя годы, в тот момент, когда Персей, разминаясь на спортивной площадке, случайно угодил деду в голову метательным диском.

В мифе о Данае заключена еще одна интересная идея — представление о непорочном зачатии девственницы. Согласно религиозным представлениям Античности и Средневековья, связь смертной девушки с божеством не лишала ее невинности и ни в коей мере не считалась грехом — напротив, эта связь придавала ей святости. В подтверждение этого положения можно привести несколько неоспоримых примеров. Весталка Рея Сильвия, мать братьев-близнецов Ромула и Рема, легендарных основателей Рима, по закону должна была подвергнуться ужасной казни, поскольку жрицы богини Весты обязывались хранить невинность. Однако она избежала лютой смерти, заявив, что отцом близнецов является сам бог войны Марс. Что же касается Девы Марии, зачавшей Христа от Св. Духа, то трепетное отношение к ней всех христиан избавляет от необходимости приводить здесь какие-либо дополнительные доказательства. Достаточно лишь напомнить о том, что в христианской символике Деву Марию именовали чистой и непорочной «башней из слоновой кости».

В христианской иконографии миф о Данае оказал сильное влияние на образ святой девы-великомученицы Варвары, чьим атрибутом является башня. Однако в церковном предании о св. Варваре добавлен конфликт между христианством, как истинной религией, и грубым язычеством. Христианка Варвара, дочь одного богатого вельможи-язычника, жившая, согласно церковным источникам, в III веке где-то в Малой Азии, подверглась беспощадным гонениям со стороны своего отца. Самодур заточил дочь в башню, желая отвадить многочисленных поклонников и заставить ее отречься от Христа. Строители, возводившие башню, прорубили в ней только два окна, но Варвара, воспользовавшись минутной отлучкой отца, умолила их сделать третье. На грозный вопрос вернувшегося отца, зачем ей понадобилось третье окно, Варвара кротко отвечала, что три окна символизируют Божественную Троицу. Такой ответ взбесил закоренелого язычника и погубил бедную девушку. С тех пор персонифицированная фигура Целомудрия, представленная в виде девушки, молящейся у окна башни и охраняемой аллегорическими фигурами Чистоты и Стойкости, надолго вошла в христианскую иконографию. Описанную композицию можно было видеть как на иконах, так и на настенных церковных фресках.

В изобразительном искусстве эпохи эллинизма зубчатой короной, выполненной в виде башни, увенчивалась фригийская богиня Кибела (Великая Мать), повелительница природы и покровительница материнства. Корона в форме башни была призвана подчеркнуть ее величие и недоступность.
В маздеистской религии Ирана символической печатью смерти отмечены дакмы, «Башни Молчания» — мрачное пристанище человеческих останков. Дело в том, что Авеста, признающая любой труп нечистым, категорически запрещает осквернять им четыре чистые стихии: землю, небо, огонь и воду. Соблюдая эту строгую заповедь, последователи маздеизма погребали своих покойников в высоких круглых дакмах, возведенных вдали от всякого жилья. Когда похоронная процессия прибывала к дакме, специальные служители поднимали труп по крутой лестнице и, раздев его, оставляли лежать на решетке, накрывающей «башню молчания» сверху, а сами стремглав сбегали вниз, спасаясь от грифов, коршунов и воронья, поджидавших свою жертву на ветвях близрасположенных деревьев. Пернатые хищники тут же с жадностью набрасывались со всех сторон на обнаженный труп и за короткое время обгладывали его до костей. Когда страшное пиршество завершалось, служители дакм длинными щипцами сбрасывали кости под решетку, в глубокий колодец на дне башни.

Согласно зороастрийскому учению, дакма — это проклятое место, где жуткие на вид дэвы устраивают свои бесовские сборища и игрища. Тем не менее дакмы, обеспечивающие неосквернение четырех чистых стихий, до сих пор используются парсами — последователями маздеизма.
В мантике и оккультизме в целом большое магическое и символическое значение приписывается картам Таро, известным с XIV века. Пакет карт Таро разделяется на две колоды: «Младшие Арканы» и «Старшие Арканы». Первая из них, послужившая основой для современных игральных карт, состояла из 56 карт и делилась на четыре масти: жезлы, мечи, кубки, монеты. Однако «Старшие Арканы», впитавшие в себя, по мнению таро-ведов, тайные эзотерические знания древних каббалистов, зашифрованные ими буквами древнееврейского алфавита, имеют гораздо более важное значение. Каждой из 22 карт «Старших Арканов» соответствует своя буква, собственный порядковый номер и длинная вереница символических значений.
Карта под номером XVI называется «Башня». Она действительно изображает башню, поражаемую молнией. Значение карты двойственно. В контексте предстоящих событий карта «Башня» символически предвещает неудачу, предупреждает о нависшей грозящей опасности. Если же она рассматривается в более тонком плане, в сфере человеческих чувств и переживаний, значение карты совсем иное, позитивное, поскольку под этим углом зрения карта является знаком откровения или эмоционального освобождения.
В военном деле символика башни также неоднозначна. Одно значение связано со сторожевыми башнями, известными с античных времен. Например, римские сторожевые башни, достигавшие в высоту до 8 метров и окруженные кольцеобразными рвами, воздвигались обычно на особенно опасных участках границы империи. На Руси система оборонительных сооружений и сторожевые башни, предназначенные для охраны южных рубежей государства от внезапных набегов кочевников, появились при князе-крестителе Владимире Красное Солнышко. В случае нападения печенегов, когда горизонт начинал клубиться пылью, поднимаемой массами конницы, часовые дымом подавали сигнал об опасности и тем самым сводили на нет фактор внезапности. Если же противник атаковал ночью, сигналом об опасности выступал яркий огонь, зажигаемый часовыми на верхушках башен. Неудивительно поэтому, что сторожевая башня стала общепризнанным символом бдительности.

Символом угрожающей мощи была осадная башня, широко применявшаяся как в античную эпоху, так и в Средние века при штурме замков и городов. Осадная башня — это громадная деревянная крепость на колесах, оснащенная мощным тараном, способным сокрушить обшитые металлом ворота цитадели, и перекидным мостиком, подвешенным на цепях на самом верху, — по нему воины перебирались на высокие стены осаждаемой крепости. Внутри осадная башня оборудовалась лестницами и площадками, по которым солдаты поднимались к перекидному мостику, а также узкими бойницами, предоставлявшими стрелкам возможность обстреливать врага без особой опасности для себя. Снаружи деревянную осадную башню обычно покрывали мокрыми шкурами для предохранения от зажигательных стрел противника.
Башни совершенно особенного рода сооружал жесточайший среднеазиатский завоеватель Тимур (Тамерлан). По свидетельству средневековых хроник, при покорении Афганистана Тимур повелел воздвигнуть башню из... десятков тысяч живых людей. Повинуясь его воле, строители-палачи укладывали штабелями связанных пленников, скрепляя свое беспрецедентное «архитектурное творение» камнями и цементирующим раствором.

В мировой истории при желании можно отыскать множество интересных примеров, так или иначе касающихся данной темы, но мы остановимся еще лишь на двух, позволяющих вскрыть истоки символики башен различной функциональности. Первый из этих примеров возвращает нас к пресловутой Вавилонской башне, прообразом которой явились зиккураты, точнее, один из них, главный зиккурат Вавилона. Зиккурат — это массивный ступенчатый храм, символически представлявший форму священной Мировой горы. Вавилонский зиккурат, имевший семь уровней (по числу известных тогда планет), начал возводиться еще во II тыс. до н.э. в честь верховного бога Мар-дука. Длина его стен составляла 92 метра, высота — 91 метр. На самом верхнем ярусе Вавилонской башни находилось небольшое святилище, время от времени посещаемое, по уверениям жрецов, самим Мардуком. Ступенчатая форма зик-курата, признававшегося греками одним из семи чудес света, символизировала духовный подъем, восхождение на более высокий духовный уровень. Но безжалостное время, не властное над египетскими пирамидами, не пощадило Вавилонской башни: в IV веке до н.э. она начала постепенно разрушаться и была окончательно снесена по распоряжению Александра Македонского.

Другой пример касается башен-маяков, указывавших путь кораблям. Для моряков маяк издавна является символом надежды, возвещающим о близости родной земли и завершении опасного плавания. Среди башен-маяков наиболее известен Александрийский маяк, находившийся на острове Фарос в устье Нила. Александрийский маяк, построенный около 280 года до н.э., — самый большой маяк древности, также считавшийся одним из семи чудес света. Его трехъярусная башня достигала в высоту 120 метров. Призывный огонь маяка горел по ночам в открытой каменной беседке, увенчивавшей величественную башню. Разрушился обветшавший от времени Александрийский маяк в 1326 году в результате сильного землятресения.

В геральдике со времен Средневековья башня, символизирующая мощь, бдительность и неприступность, — весьма распространенная эмблема как в родовых, так и в городских гербах. Башня в лапах льва изображена в гербе итальянского графского рода Кастильони, давшего католической церкви двух римских пап: Це-лестина IV (понтификат 1241 года) и Пия VIII (1829—1830). Башня со львом св. Марка украшала герб папы Иоанна XXIII (1958-1963). Геральдическая эмблема башни характерна и для древнего герцогского рода Орсини.

Не чужда эта эмблема и гербам российских дворян. Так, в гербе Мещерино-вых мы видим стрелу, ударяющую в башню; герб Нарбековых украшают три серебряные башни, а в гербе Толстых изображены сразу семь башен, увенчанных полумесяцами: две из них серебряные, две — зеленые, и три — двухцветные.

В русской городской геральдике эмблема башни тоже не редкость. В гербе Юрьевца на лазоревом поле изображена серебряная башня с открытыми воротами. Над двухъярусной серебряной башней в гербе Ростова-на-Дону развевается знамя. В гербе Хотина — три серебряные башни, причем две крайние увенчаны конскими черепами, а центральная — полумесяцем. В гербе Кронштадта запечатлена башня с маяком. Эмблема башни присутствует также в гербах Спасска, То-ропца и других русских городов.
В современной государственной геральдике три серебряные башни на трех холмах изображены в гербе Сан-Марино.

В эмблематике наибольшее предпочтение отдается тем башням, чьи архитектурные особенности ярко подчеркивают их индивидуальность и уникальность. Именно поэтому Эйфелева башня является неофициальным символом Парижа, Биг-Бен — символом Лондона, а Спасская башня Кремля — главной эмблемой Москвы.