All contents copyright (c) АРТ 2в1
Сергей Чернов

Рейтинг@Mail.ru
В жизни пригодится:

Энциклопедия знаков и символов

Что обозначает знак и символ Лошадь
Начальная буква: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я

Лошадь

Во все века лошади ценились очень высоко, особенно боевые кони, верные товарищи суровых воинов и властных вождей. Заслуги преданных животных не оставались без награды: Александр Македонский основал в честь своего павшего в бою любимца город Букефалию; впавший в «кесарево безумие» римский император Калигула сделал коня сенатором; а трагический злодей Ричард III, если верить Шекспиру, в финале битвы при Босворте предлагал за коня корону.

Лошадь — динамичный символ бурлящих жизненных сил и скорости, воплощение природной грации и красоты. Дикая лошадь, летящая в бешеном галопе с развевающейся гривой, — олицетворение грозного буйства стихий: бури, ураганного ветра, ревущего пламени, вздымающихся морских валов. Объезженная лошадь со всадником на спине — символ власти, а конь с перевернутым седлом, с обрезанными хвостом и гривой — эмблема траура по безвременно скончавшемуся седоку.

Символика лошади во многом определяется и ее мастью. Белая лошадь — замечательный символ жизни, дневного света, духовного просветления, победы и триумфа; рыжая лошадь — олицетворение бушующего пламени («конь — огонь»); а черная (вороная) — зловещее воплощение ночного мрака, нечистой силы и самой Смерти.

В мифологии древних народов можно легко обнаружить следы и приметить гордую поступь множества удивительных коней. Арейон, божественный конь из греческой мифологии, рожденный от связи Посейдона и Деметры, умел говорить по-человечески. В горной Аркадии Арейона почитали как бога, а в городе Тельпуса чеканили монеты с его изображением. В скандинавской мифологии быстрый как ветер Слейпнир («Скользящий»), восьминогий конь верховного бога Одина, являлся романтическим олицетворением восьми ветров. В образе прекрасного коня предстает в литовской мифологии Усиньш — божественный покровитель домашних лошадей. Он заботится о лошадях, охраняет их, а в тот момент, когда хозяин входит в конюшню, Усиньш мгновенно перевоплощается в лучшего из коней.

Чудесные крылатые кони, увлекающие солнечные колесницы богов в античной, вавилонской, иранской, индийской и скандинавской мифологии, — духовные символы солнечной энергии. Самый известный крылатый конь из греческих мифов, белоснежный Пегас, появился на свет из туловища убитой Персеем Горгоны Медузы. Взлетая на Олимп, он доставлял Зевсу громы и молнии. На горе муз, Геликоне, Пегас выбил копытом волшебный конский источник Иппокрену, вследствие чего сделался поэтическим символом вдохновения и эмблемой поэтов: считалось, что наиболее талантливых из них Пегас возносит на вершину Парнаса, в обитель муз.

В мифологии и героическом эпосе наделенные чудесными способностями кони верой и правдой служат легендарным героям, помогая им свершать удивительные подвиги. С помощью того же Пегаса великий греческий герой Беллеро-фонт одолел грозных ликийцев, победил воинственных амазонок и убил чудовищную огнедышащую Химеру. Рахш («Гром»), могучий конь легендарного иранского витязя Рустама, в бою сражался вместе с хозяином: он откусывал врагам головы и насмерть разил их ударами копыт. Волшебные коньки из русского фольклора, Сивка-Бурка и Конек-Горбунок, помогали своим героям не только делом, но и мудрым советом.

Обзавестись таким замечательным помощником совсем не просто: часто герой должен не только раздобыть или поймать благородное животное, но и суметь его укротить, заставить служить себе. О том, на сколько это трудная задача, можно получить представление хотя бы из армянского эпоса «Давид Сасунский», где описан чудесный конь Куркик Джалали. Герою Са-насару пришлось спуститься за ним на морское дно, а, оседлав, ухитриться уцелеть, поскольку непокорный конь всеми силами пытался отделаться от седока: сначала он вознес героя почти к самому солнцу, надеясь его сжечь, но ловкий Санасар спрятался от жгучих лучей под брюхом коня; затем бросился в глубокое ущелье, собираясь раздавить всадника, но тог мгновенно вскарабкался на спину коня. Только в тот момент, когда Куркик Джалали окончательно выбился из сил, он покорился герою и вскоре стал его верным другом, советником и помощником.

Не все мифические кони хороши, некоторые из них смертельно опасны для всадника. В первую очередь это относится, конечно, к черным лошадям-оборотням, так как именно их облик любят принимать черти, гоблины и прочая нечисть. Такому дьявольскому созданию ничего не стоит сбросить своего седока в пропасть или попросту загрызть его. Впрочем, разоблачить коня-оборотня несложно, стоит лишь внимательно присмотреться к нему: зубы у него волчьи, а глаза горят адским огнем.

С чудовищными конями, питавшимися человеческим мясом, пришлось иметь дело непревзойденному Гераклу.
Хотя ему и удалось увести опасных коней царя Диомеда (8-й подвиг Геракла), свирепые существа все же взяли с героя свою кровавую дань, растерзав друга Геракла, Абдера.
Жителей великой Трои, по версии Гомера, погубил гигантский деревянный конь — символ опасных даров данайцев. Согласно древнерусской легенде, основатель Киевской Руси Вещий Олег тоже погиб из-за коня, правда, в данном случае конский череп явился аллегорией фатума, судьбы, зловещего рока, от которого не уйти.

К мифическим коням некоторым образом относятся и кентавры, изображавшиеся обычно с лошадиным туловищем, но с человеческими торсом и головой. Греческие мифы называют прародителями кентавров дерзкого царя лапифов Иксио-на и богиню облаков Нефелу, хотя вполне очевидно, что образ получеловека-полуконя зародился в сознании древних людей, впервые увидевших всадника.
Кентавр — малопривлекательный символ наглогоу похотливого, полупьяного дикаря, одержимого своими низменными инстинктами. С этими буйными существами сражались некоторые легендарные герои Эллады. Геракл убил кентавра Нес-са, попытавшегося овладеть его супругой Деянирой, но месть злобного полуконя и после его смерти настигла величайшего героя Греции: он скончался в страшных мучениях, когда облачился в тунику, пропитанную ядовитой кровью Несса.

Справедливости ради надо отметить, что и среди кентавров попадались добродетельные существа. Мудрый кентавр Хи-рон был воспитателем Ахилла, Ясона, Феникса и других греческих героев, а дружелюбный человекоконь Фол, случайно раненный отравленной стрелой Геракла, после смерти был вознесен богами на небо и превращен в созвездие Стрельца. Кентавры из древнеиндийских мифов, именуемые в Ведах гандхарвами, и вовсе выглядят идеальными воплощениями физической силы и интеллекта.

В религии из божественных коней при желании можно было бы составить целый табун. Из этой массы особенно выделяются несколько колоритных фигур. Наиболее грозным выглядит ассирийский бог Анаме-лех, изображавшийся в образе коня, которому приносились кровавые человеческие жертвы, а самым курьезным — индейский лошадиный бог Цимин Чак, чьим прототипом явился реальный боевой конь жестокого испанского конкистадора Кортеса, завоевателя Мексики. Однажды конь Кортеса повредил в походе ногу, и испанец оставил захромавшее животное на попечение правителя города Тайясала. Наивные ацтеки, принимавшие Кортеса за самого бога Ке-цалькоатля, поместили его коня в храм и служили невиданному ими дотоле существу с превеликим усердием, пытаясь откормить его... отборными кусками мяса. От такой «заботы» бедное животное вскоре околело с голоду. Устрашившийся мести богов злосчастный правитель города повелел жрецам изготовить каменное изваяние коня, с тем, чтобы вымолить у него прощение. Каменного идола жрецы нарекли Цимин Чаком. Самое любопытное в этой истории то, что даже спустя несколько веков, когда местные индейцы и думать забыли о Кортесе, они продолжали усердно поклоняться его каменному коню Цимин Чаку, как великому богу.

Божественным ореолом святости большинство народов мира окружили коней белой масти. Белоснежного красавца, содержавшегося при храме Святовита, прибалтийские славяне использовали для получения предсказаний в особо важных случаях. Сам процесс гадания не отличался большой замысловатостью: если конь выступал из храма с правой ноги, это расценивалось как счастливое предзнаменование, а если с левой — соответственно, наоборот. Монголо-татарское войско в походе всегда сопровождал священный белый конь, рысивший налегке, но никому и в голову не могло прийти оседлать его, ибо монголы верили, что на этом коне незримо скачет сам воинственный бог Сульде, дарующий им победу за победой.
В исламе белый конь является символом счастья и знаком пророка Мухаммеда; в индуизме — последним воплощением Вишну; а в буддизме — эмблемой самого Будды, якобы покинувшего этот мир верхом на белой лошади. Что же касается христианства, то в этой религии отношение к прекрасному животному противоречивое. Христос на белом коне возвещает триумф веры, но в Апокалипсисе Иоанна Богослова Конь Бледный выглядит как зловещая аллегория Смерти.

В иконографии верхом на коне изображались некоторые святые: Губерт, Ев-стафий Плакида, Мартин Турский, а также один из наиболее почитаемых в право-славии великомучеников — Георгий Победоносец, поражающий копьем дракона. Однако для св. Ипполита, подвергнутого четвертованию, лошади явились орудиями казни.

Нашлось место в христианской иконографии и для мифических кентавров, олицетворяющих здесь греховные страсти, похоть, прелюбодеяние и ересь.

В изобразительном искусстве стремительный бег диких лошадей запечатлен на стенах первобытных пещер еще доисторическими художниками. Изображения шумерских, египетских, хеттских, ассирийских, персидских, индийских и греческих боевых колесниц, запряженных парами, тройками или четверками лошадей, дошли до нас из Древнего мира в большом количестве. На полотнах эпохи Возрождения белые кони мчат колесницы солнечных богов, а черные лошади везут повозки мрачных богов подземного мира и аллегорических фигур Ночи и Смерти.

В длинном ряду аллегорических персонажей средневековой и ренессансной живописи немало конных. Гордыня, один из семи смертных грехов, изображалась иногда в образе всадника, сброшенного конем. Военное превосходство персонифицированной Европы над прочими частями света тоже запечатлено в облике вооруженного воина на коне. В бешеном галопе летят четыре всадника Апокалипсиса на гравюре Альбрехта Дюрера — аллегория неумолимо надвигающихся на человечество ужасных бедствий: неправедного суда, войны, голода и смерти.

В белой магии многих языческих народов, в том числе и у древних славян, конь рассматривался как светлый символ добра и счастья, как могущественный природный оберег, способный отгонять злых духов. Именно поэтому у многих племен Европы в период раннего Средневековья бытовала традиция увенчивать жилища конскими черепами, вполне заменявшими, по их мнению, самих животных. Позднее ту же охранительную функцию выполняли украшавшие крыши фигуры деревянных коньков. Сильнейшим талисманом, символом удачи и лучшим средством от дурного глаза признавалась и лошадиная подкова, чью магию еще усиливала защитная форма полумесяца.

В западноевропейской геральдике конь символизирует храбрость, силу, быстроту и ловкость. Геральдический конь изображается только в профиль, хотя эта эмблема имеет несколько вариаций: конь может быть оседланным, диким (без седла и узды) или бешеным (взвившимся на дыбы). Допускается и неполное изображение фигуры коня.

Эмблему дикого коня, как символ освоения прерий, можно видеть в ряде американских гербов, а также в государственных гербах Венесуэлы и Уругвая. В гербе Нижней Саксонии изображен легендарный ганноверский конь Заксенросс.

В российской областной и городской геральдике эмблема коня отличается живописным разнообразием. В гербе столицы России изображен св. Георгий Победоносец на коне, отождествляемый с основателем Москвы князем Юрием Дол-горуким. В гербе губернского города Томска скачущий в зеленом поле дикий белый конь символизирует освоение бескрайних просторов Сибири, а в гербе Ко-логрива серебряная голова коня с густой гривой является лишенной символики «говорящей» эмблемой. Весьма разнообразны и геральдические эмблемы российских дворян: в гербовом поле Скорняко-вых присутствует лишь половина серебряного коня; в гербе Арсеньевых сияет золотая подкова; а в гербе Головиных красуется серебряный кентавр.