All contents copyright (c) АРТ 2в1
Сергей Чернов

Рейтинг@Mail.ru
В жизни пригодится:
Ноутбуки леново купить iPhone 7 в Киеве ноутбуки каталог.

Энциклопедия знаков и символов

Что обозначает знак и символ Символика букв. А.О.
Начальная буква: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
Символика букв. А.О.

Символика букв. А.О.

Сказ про то, как буква А боролась с буквой О.

В истории русского языка есть любопытная страница. Про отношения всем известных букв и означаемых ими звуков.
О – самая распространенная буква в русском тексте. На тысячу букв приходится сто двадцать пять О.
А – первая буква русского алфавита и многих других, но значительно реже, чем О, встречается в русских словах.
О содержится в полногласных слогах, которые сосуществуют с неполногласными, содержащими А.
Молот – млат, город – град.
Посмотрим, что по этому поводу считают профессионалы.
-Полногласные сочетания характерны для русского языка, неполногласные были заимствованы им из церковнославянского.
-Дело в том, что оканье древнее аканья в нашем языке.
-В основу нового русского литературного языка лег московский диалект, в котором уже господствовало аканье. Однако в новом литературном языке вначале допускалось сосуществование оканья и аканья: в одних ситуациях принято было «акающее» произношение, в других допускалось «окающее». Об этом писал М. В. Ломоносов, один из создателей русского литературного языка. Еще в первой половине XIX в. при преобладании аканья допускалось окающее произношение в высоком стиле, например при чтении стихов. Со второй половины XIX в. аканье становится единственной нормой литературного произношения.
Букринская И.А. и др. Язык русской деревни. Школьный диалектологический атлас. Справочно – информационный портал «Русский язык» («ГРАМОТА.РУ»)

Можно полюбопытствовать, для чего в языке «лишние сущности»? Для какой цели сосуществуют в языке равнозначные варианты слов с различными гласными?
Церковнославянский язык не являлся разговорным, следовательно, он создан профессионалами для служебных надобностей, и это обстоятельство позволяет предполагать в его основе вполне теологические положения.
Любопытство тем более обосновано убежденностью в изначальной мудрости нашего языка, которое заставляет в ситуациях неясных доверять именно языку.
В таком случае можно попытаться выявить уровень понимания родных слов, на котором проявится неравнозначность А и О в указанных примерах, что послужит объяснением и оправданием такого излишества.
В работе Восприятие центра Галактики в современной культуре. сделано предположение о том, что начертания рукописных русских букв (курсива) взяты с небесного образца, которым послужил когда-то видимый на небосклоне диск центрального светила Галактики.
Проиллюстрируем эту идею на примерах.
Чаще всего в современных шрифтах О изображается геометрической фигурой, которая называется не круг, а овал. Побуквенное чтение этого слова даёт его изначальный смысл: Ово — яйцо, ал – Эль. Это адекватно соответствует ситуации, когда центральное светило имело вид именно овала (точнее, эллипса), окруженного галактическими рукавами. Его – то, светило, и называли изначально Овал, поскольку воспринимали, как небесное божественное Яйцо, из которого родился земной мир. Со временем эти названия (овал, яйцо) перешли на подобные по пропорциям геометрические фигуры и земные предметы, но логика создателей русских слов вполне ясна.
Изначально любое новое слово служит для описания неисчерпаемого божьего образа, затем — постепенно начинает распространяться и использоваться для описания всего остального многообразия явлений материального мира, как божьего творения.
Этот, вполне допустимый, путь развития языка, не только русского, но всякого независимого от него, самостоятельного, примем на первых порах за постулат для дальнейших обобщений.
Сразу оговоримся, что множество языков не являются независимыми от русского, некоторые созданы именно в процессе идеологической борьбы с православием, и по этой причине содержат явные языковые антитезы, которых не может быть в едином духовном поле праязыка.
Примерами являются слова, имеющие в различных, существующих рядом, языках противоположный смысл: сарай = убогая постройка, и сарай = дворец (татарский язык), урод =безобразный, и урод = красавец (по-польски).
В этих примерах проявляется не заимствование слов из независимых языков, как принято считать, а использование изначального общеарийского словарного запаса, в том числе и для целей полемических, для взаимного оскорбления различных конфликтующих групп книжников, в руках которых целиком находится дело управления практическим языком любого объединения людей, не только народа.
Можно указать случаи использования фигуры овала для обозначения божественности объекта не языковыми средствами.
Имена фараонов, являвшихся для народа живыми богами, писались в овале – картуше.
На символическом изображении Гермеса Трисмегиста, взятого из сборника оккультных изображений http://rapidshare.de/files/11758900/occult.rar.html, традиционно в центре облака, изображен сам Теос в виде божественного овала.
Таких символических изображений Творца в сияющем овале (иногда, эллипсе), окруженном облаком, встречается довольно много в трудах Атанасиуса Кирхера, иезуита 17 века, прославленного своей ученостью. Интересно, что на представленном изображении поясняющая надпись сделана именно на русском языке.

Указанные примеры позволяют сделать рабочее заключение о том, что овальная форма буквы О изначально является графическим подражанием физическому объекту, светилу на земном небосклоне, которое изображено на рисунке выше.
Отметим, что светило Теос имеет весьма важную зрительную особенность.
В отличие от обычного, современного Солнца, которое всегда виднеется на чистом от облаков участке неба, светило Теос традиционно в изображениях средневековых авторов окружено кольцеобразным облаком. См., например, изображение на Семеновском знамени в Части 12
Обратимся теперь к символике буквы А.
Сравним символику обычной буквы А и пирамиды со всевидящим оком, изображенной на реверсе однодолларовой банкноты. Достаточно очевидно, что авторов обоих изображений вдохновляла одна и та же идея Троичности, выраженная верхним треугольником.
Троичный всевидящий Абсолют, из которого исходит творение в виде конуса, поддерживаемое и контролируемое видимыми и невидимыми эманациями самого Абсолюта.

Идея божественности сияющих эманаций, исходящих из верхних треугольников на обоих изображениях, пирамиды и буквы, подчеркивается в шрифте засечками, как бы являющимися маленькими буквами т, взятыми из старинного кегля под названием диамант, и обильно украшающими многие популярные и приятные на глаз гарнитуры современных и старинных шрифтов.
(К слову отметим, что идея всевидящего сияющего ока, контролирующего сверху земное творение, нашла своё отражение на православных военных регалиях лет за двести до появления первых американских бумажных долларов.)
Сравнивая символики букв А и О между собой, можно сделать следующие заключения.
Буква О своей формой подражает видимому божеству.
Буква А выражает результат философского осмысления идеи божества в графической форме, не являясь прямолинейным подражанием структуре видимого небесного объекта.
Вполне допустимо предполагать, что обе эти буквы мирно могли сосуществовать в семействе графических знаков русского языка. О – для народа, А – для утонченных философов, предпочитающих проникать в суть вещей внутренним духовным взором.
Отсюда и различные варианты русских слов, содержащие О в полногласных слогах народного русского языка, и А – в неполногласных слогах церковнославянского искусственного диалекта.
Можно предполагать, что различные версии слов использовались в кастовых разновидностях русского языка, предназначенных для самоиндефикации членов соответствующей общественной группы.
Как нетрудно проверить, в настоящее время центральное светило Галактики не является видимым для человеческого глаза.
Это неизбежно означает, что момент перехода явления Творца, из состояния видимого в современное невидимое, явился самой значительной катастрофой для ныне живущего человечества.
Относительно рассматриваемых букв последствия этой вселенской катастрофы выразилась в том, что буква А получила несомненные моральные преимущества перед буквой О.
В самом деле, исчез видимый небесный образец, служивший первообразом буквы О, и её сторонники оказались в незавидном положении.
Вспомним, кстати, что вопросы грамотности, языка, букв исторически целиком находились в компетенции лиц духовного звания, для которых терпимость к инакомыслию является скорее исключением из общего правила.
Именно сына священника, в случае безграмотности, относили к изгоям русского общества, но не крестьянина, не купца, и не князя, согласно «Уложению церковных дворов» (1125-1136 гг.) князя Всеволода.\ Цитируется по работе Г.В.Вернадского. http://gumilevica.kulichki.net/VGV/vgv206.htm \

Традиционно авторами русских букв считают Кирилла и Мефодия. Эти выдающиеся деятели славянской культуры носили высокие духовные звания и к тому же занимали высокие посты в церковной иерархии.
А.С.Пушкину традиционно приписывается ведущая роль в создании современного литературного русского языка, но не будем забывать, что самого его учили русскому языку ещё до Лицея весьма просвещенные, знающие европейские языки, литературно одарённые православные священники А.И.Беликов и А.И.Богданов.\ С. К. Романюк «В поисках пушкинской Москвы». — М., Профиздат, 2001.\
Важно отметить, что связь православного священника и грамоты является органичной, нельзя разделять эти два явления.
Как не бывает неграмотного священника, так не бывает грамоты, оторванной от православного воззрения.
Этот вывод следует из побуквенного анализа слова «грамота».
Господь Ра родитель.
Корень «мота» логично понимать, как «мата» — мать. Однако половая принадлежность Ра, как было уже показано выше, является вопросом дискутируемым.
Князь Всеволод в своём 12 веке понимал, что понятия «не знать бога Ра» и «не знать грамоты» являются тождественными, и они несовместимы со званием священнослужителя.
Следовательно, у нас нет оснований считать, что буквы, как фундамент грамоты, создавались (священнослужителями!) бессистемно, по произволу, или не имеют теологических обоснований своей формы.
Таким образом, сторонники буквы А, среди которых собрались мыслители, для которых видимая сторона всякого явления не имеет преимуществ очевидности, оказались в явном моральном превосходстве над почитателями буквы О.
Ведь мысленному взору нипочем исчезновение физического объекта.
Мысленный взор всегда может воссоздать объект в собственном воображении. Напротив, почитатель видимого образа неизбежно испытает глубочайшее духовное потрясение, когда его видимый образ потерпит ущерб, а при полном исчезновении физического объекта почитания такой человек полностью разочаруется в своём божестве и начнет искать другой, тоже видимый, объект для почитания.
Политическим следствием природных обстоятельств исчезновения видимого светила Ра, обеспечивших возвышение буквы А, явилось возвышение акающего населения Москвы над своими окающими соперниками из удельных княжеств.
Теологическим последствием явился переход практики богопочитания в сферу духовной молитвы, обращенной к символу, не имеющему видимых образцов в физическом мире.
Вот действительная причина того, что московские идеологи, проповедовавшие идею духовной троичности Творца, оказались на высоте положения после катастрофы исчезновения бога, и сумели объединить вокруг себя, как идеологического центра сохранения народа, несомненно, высокодуховные, но разрозненные именно катастрофой в сфере духа, окружающие Москву княжества и земли.
Вот духовный корень жесточайшего конфликта между акающей Москвой и упорно окающим Новгородом, жителей которого победители казнили жесточайшими способами. Можно не сомневаться, что в случае победы новгородцев, расправа была бы не мягче.
Эта жестокость имеет именно теологические корни, которые нельзя примирить никакими соглашениями. (Вспомним, кстати С.М.Соловьева. БОГ и Хлеб, вот два понятия, с которыми русский человек никому не позволяет вольничать). Вспомним непримиримость протопопа Аввакума и умножим её на сотни тысяч жертв российской религиозной междоусобицы 16 века, последовавшей за концом Света в приснопамятном 1492 году, чтобы представить уровень накала страстей в общественной жизни России в эпоху после катастрофы исчезновения Творца.

Естественно, противники Москвы не сидели, сложа руки. Плодом их усилий явилось устоявшееся сейчас даже в научной литературе мнение, будто бы буква А содержит идею отрицания, со ссылкой на греческий язык. Таким образом, слово «алогичный» имеет смысл – «не логичный», а слово атеизм – приобрело смысл отрицания теоса, т.е. безбожия.
Начнем анализ ситуации с восстановления первоначального значения понятий, привычных нам не в силу истинности, а в силу мощи государственной пропаганды, цели которой меняются иногда быстрее, чем допускает инерция народных традиций. Это обстоятельство позволяет выстраивать логические связи между искусственно разрозненными фактами истории.
Во-первых, Греция, как единое самостоятельное государство, на культурные достижения которого имеет смысл ссылаться, существовала около семидесяти лет в эпоху Афинского союза городов, согласно сведениям Плутарха.
Всю остальную свою богатейшую историю Греция не только не являлась источником некой согласованной единой точки зрения на мир, как принято считать в силу той самой пропаганды классического образования в русских гимназиях, но и дала великое множество образцов взаимоотрицающих учений софистов. Выбирая одно из этих учений, можно успешно высмеивать и опровергать все остальные.
Духовные обитатели горы Афон приобрели известный авторитет в русском государстве, и им было даже позволено раз в несколько лет собирать в Москве изрядную материальную помощь, как сообщает Котошихин.
В то же время монахи Метеоры не пользовались таким благорасположением царя и соответственно пребывая в труднодоступном месте, позволяли себе некоторую критику московских нравов и порядков, разумеется, на хорошем богословском уровне.
Отголоски этих вполне прозаичных нападок на москвичей, на московские предпочтения букве А, мы сегодня воспринимаем, как некую незыблемую истину, забывая исторические прецеденты манипулирования грамматикой и орфографией русского языка от древних времен до наших дней.
Если же не ограничиваться искусственно мнением «исторической Греции», то можно вспомнить солнечную страну Абхазию, тоже богатую философами и отшельниками, локализовавшимися в своё время тоже около Афона, только Нового.
Помню детское впечатление на вокзальной площади абхазского поселка Пицунда. Все вывески на абхазском языке, они узнаваемы, только содержат налет некоторого однообразия.
Апочта, Ателеграф, Амагазин, Авокзал.
Эти слова абхазского языка вполне убедительно демонстрируют, что греческий смысл приставки А, как отрицания, вовсе не повсеместно распространен.
Существуют и другие мнения, в частности, у абхазов.
Вопреки нигилистическому «греческому» пониманию, в этих абхазских словах приставка А служит для подчеркивания определенной общественной значимости названных учреждений.
Если сравнивать между собой греческую и абхазскую точки зрения на букву А в начале слова, то лично мне абхазская кажется более взвешенной.
Оголтелое отрицание чего бы то ни было вообще представляется надуманной, заданной, вынужденной духовной операцией.
Понятие мировой гармонии подразумевает уравновешивание противоположных сущностей, но не уничтожение их под надуманными предлогами.
Для примера, чтобы уравновесить антитезу «греки-абхазы», невольно созданную в предыдущем абзаце, упомяну, что множество жителей Греции было переселено в горы Абхазии после русско-турецкой войны 1829 года. Следовательно, в современном, сугубо позитивном, абхазском понимании смысла приставки «А» во вполне позитивных русских словах вполне могут найтись отголоски мнений всё тех же ученых греческих монахов Афона, перебравшихся когда-то в Новый Афон.
Таким образом, термин «атеизм» вовсе не обязательно понимать в одиозном смысле всестороннего отрицания бога.
Возможно, первоначальный замысел авторов термина состоял во вполне взвешенном стремлении указать путь выхода из кризиса, обусловленного фактом потери видимого бога, который состоит в переходе от поклонения видимому образу бога на духовное восприятие образа Творца.
Филологически такой переход выразился в виде замены государственного стандарта северного оканья на московское аканье, хотя следы давнего общерусского религиозного конфликта сохранились до настоящего времени в таких миролюбивых, далёких от мирской суеты учреждениях, как консерватории.
В частности, нижегородская консерватория учит своих будущих оперных певцов распеваться на звук О.
Как уже можно догадаться, московские преподаватели певческого искусства придерживаются «единственно верной» методики распевки своих студентов на звук А.
Можно допустить, с точки зрения убежденно окающего православного 14 века, что все современные христианские конфессии в равной мере являются атеистичными постольку, поскольку не усматривают в окружающем мире физических объектов для религиозного почитания.
Для народа существуют, разумеется, мощи святых и священные предметы, но высшее божество невидимо и не осязаемо иначе, как духовными средствами.
Таким образом, современное оголтелое богоотрицание, которое проповедуют отдельные представители научного метода познания со ссылкой на Декарта, как первого в Европе атеиста, является не более, чем недоразумением.
Причина этого затянувшегося недоразумения, приведшего к глубокому взаимонепониманию носителей религиозного и научного методов познания мира состоит в том, что атеизм Декарта слишком прямолинейно понят, как идея «бога нет».
В результате логического завершения этой идеи последователями Декарта, возникло понятие гуманизма, как замены небесной, духовной цели для человечества на земную, корыстную цель и личную материальную выгоду.
Подмену образа небесного совершенного божества на полный противоречивых особенностей образ земного человека, происшедшую в европейском мировоззрении вскоре после события конца Света, сейчас уже невозможно представлять, как нечто, безусловно позитивное.
Скорее следует признать существование общесистемного духовного кризиса в мировоззрении европейского гуманиста образца 21 века, который материально достиг немыслимых высот и возможностей, но духовно деградировал ниже уровня среднего инквизитора эпохи Торквемады, о чем свидетельствуют натовские бомбардировки Сербии.
Средневековые инквизиторы оправдывали свои казни духовными целями, а в наше время о духовности речи не идёт, оголтелые европейские материалисты уничтожали как раз очаги духовности в виде сербских православных храмов.
Гораздо более продуктивное понимание атеизма эпохи Декарта состоит в том,, что бога следовало отныне представлять согласно символике буквы А, как духовный, невидимый объект, троичный по своей сути.
Такой подход позволяет устранить гносеологическую непримиримость научного и религиозного методов изучения окружающего нас мира.
Вместо того, чтобы оправдывать свою ксенофобию однобоко понятой, в пылу религиозного раздора, мыслью Декарта об атеизме, следует воспринимать его идею, как А-теизм, как спасительную попытку дать духовные ориентиры народу, потерявшему видимый объект почитания, на котором был основан исторический православный О-теизм, как религия почитания видимого светила Ро Дия, сияющего (Род), который превратился в невидимого, но по-прежнему реального РА (Род троичный).
Кстати, этот синтетический метод познания следует с полным правом именовать культурным в соответствии с русским пониманием слова «культура», которое недвусмысленно раскладывается на корни «культ» и Ра.
Таким образом, культурой следует именовать только такие духовные достижения, которые приводят к познанию Ра и служат его вящей славе.
Достижения европейского гуманизма последних пяти веков к культуре относить следует выборочно и с большой осторожностью, поскольку гуманизм состоит в поклонении образу человека в ущерб образу бога, при всестороннем отрицании и замалчивании роли Ра, как Творца нашего земного мира.